Завсегдатаи игорных залов теряют не только деньги, но и здоровье


 

Народ кидает монетки, выгребает выигрыш — несколько горстей медяков, радуется; или, наоборот, так и не дождавшись желанного прибавления финансов, обиженно уходит. Игорный бизнес во все времена считался очень прибыльным. Теперь он постепенно прибирает к рукам Апатиты и Кировск.

 

Количество игровых автоматов в стране растет в геометрической прогрессии. Только за последние полгода их численность выросла вдвое. Поиграть можно в общественных туалетах, банях, метро, парикмахерских, овощных магазинах. Появились целые системы «одноруких бандитов» («Джекпот», «Вулкан» и др.), а ставки снизились до 50 копеек. Специалисты говорят о новой болезни – игромании, которая сродни наркомании, имеет не менее тяжелые последствия, но лечится значительно труднее. Заболеть ею может каждый.

 

С петлей на шее

С одним типичным больным игроманией меня познакомили в одной московской клинике. Борис К. начал играть, когда автоматы только появлялись в России. В последние годы он легко проигрывал «за один присест» по 100 000 рублей и более. Из дома вынесено все ценное, семья, живущая впроголодь, скрывается в чужой квартире. Своим компаньонам по бизнесу Борис задолжал уже несколько десятков тысяч долларов. В Москву переехал из другого города, в котором его ищут такие же «кредиторы». Врачам пока удается удержать его от самоубийства, и чтобы не заходить в игровые залы, Борис составляет маршруты их объезда или ездит по городу с кем-нибудь из близких. Только увидев его самого, его обезумевшие глаза и дрожащие руки, можно понять случившееся.

- Среди пациентов психиатрических и наркологических центров играющих на автоматах становится все больше, - подтвердил «Известиям» профессор НИИ психиатрии Минздрава России Александр Гофман. – Беда этих людей в том, что они прекрасно все понимают, но ничего не могут с собой поделать. Они знают, что проиграют, но тянутся к автомату снова и снова, теряя реальность и счет времени.

Аркадий М., пациент другой клиники, рассказал мне, как оставил жену и детей воскресным днем в магазине, чтобы поменять валюту, и вернулся в семь утра, проиграв более 10 000 долларов, когда его уже искали с милицией и по всем моргам.

- Наши люди оказались не готовы к встрече с «одноруким бандитом», хотя не раз слышали, чем кончают игроманы. Вспомним хотя бы "Игрока" Достоевского, - говорит Алексей Александрович Магалиф, главный врач клиники психологической адаптации. – В России каждый знает, сколько он может выпить и что с ним после этого будет, но не знает, какую опасность несет игральный автомат, невинная с виду забава, позволяющая «расслабиться, снять напряжение и узнать степень собственной удачливости». А без иммунитета особенно легко «подсесть». На Западе с игровыми автоматами выросло уже не одно поколение.

Наши люди одни из самых азартных в мире, считают специалисты, потому на автомат может «подсесть» практически каждый. Самая лучшая защита – не пробовать вовсе. Особенно легко на игровые автоматы (через те, что таскают мягкие игрушки краном или выдают жвачку, предлагая побороться за приз) подсаживаются дети и подростки, люди экстремальных профессий и те, кто связан с наличностью.

 

Игра – наркотик

Игроман сродни наркоману, считают специалисты, и проходит тот же путь. Сначала ему просто нравится щекотать себе нервы, «подпустив адреналину», но он контролирует «дозу». Затем происходит потеря дозового контроля и появляется патологическая зависимость: игрок входит в полосу «запойного» или систематического употребления, когда без игры уже невозможно закончить день.

- Игромания – разновидность наркомании в очень тяжелой социальной форме. Но при этом она не находит сочувствия в обществе, и общество еще не научилось и не хочет помогать таким людям, - говорит Алексей Александрович Магалиф. - Если наркоманию, алкоголизм мы признаем как болезнь: есть институты, больницы, реабилитационные центры, то игромания считается у нас бытовой распущенностью, с которой человек в состоянии справиться сам. Отчуждение, непонимание толкают этих людей к суициду. С момента, когда игровые автоматы только появились в России, эти люди проходили путь пробы «легких наркотиков», теперь это тяжелобольные, поскольку автоматы постоянно совершенствуются и становятся доступнее.

- Раньше непросто было проиграть за сутки даже 500 долларов, – вспоминает Борис, - ставка составляла 6 руб. Сейчас максимально ставишь 90 «монет» по 2 рубля и за минуту теряешь 1000 руб. С 50 копейками проигрывать огромные суммы еще проще. Это четко продуманная система.


- Появлению большого количества новых жертв способствует и смена жизненных приоритетов, - считает Александр Гофман. – Главными стали деньги, развлечения, секс, тяга к легкой наживе, халява. И все это поощряется, подкрепляется рекламой: «Вырежи, отошли – получи», «Я выиграл!».

На рекламном постере игровой системы "Джекпот" одушевленный автомат жалуется: приходится слишком много отдавать. Система хотя и предупреждает, что «чрезмерное увлечение игрой может отрицательно сказаться на полноте вашего кошелька», но ничего не говорит о том, чем все это может закончиться. Удача, судя по рекламе, ждет игрока и в другой системе – «Вулкан», в которой только по Москве задействовано 4000 автоматов со ста различными играми и 50 копейками минимальной ставки.

При этом игровые залы у нас, в отличие от цивилизованных стран, располагаются повсюду. В них можно приходить в любое время, в любой одежде, любому человеку с любым количеством денег, «хоть на минуточку». Неоновые вывески, хорошо видимые даже в солнечный день, не только притягивают, гипнотизируют и зовут новобранцев, но и не позволяют вернуть к жизни уже тяжело заболевших (выигрыш завораживает и возбуждает, а проигрыш скрывается).

- Я знаю свою страсть, и хотел бы больше не играть, но автоматы встречаются на каждом углу. Шесть залов пройдешь, а в седьмой завернешь, и все там оставишь, - сетует Борис. - По себе и другим знаю: кто подсел на автоматы, уйти от них просто так уже не может. От автоматов невозможно закодироваться, и единственная возможность вылечить «больных автоматами», - уничтожить все устройства или не давать играющим деньги, что невозможно, а значит надо, по крайней мере, разрешить играть в строго отведенной для развлечений зоне.

Большие сомнения, как я понял своих собеседников, вызывает у них и этичность того, что лицензирование игорного бизнеса поручено Госкомспорту. Спорту надо выживать. При том, что лицензионная деятельность, как признаются сами спортивные функционеры, сопровождается большими «добровольными пожертвованиями» со стороны игорного бизнеса. Но нравственно ли строить здоровый образ жизни одних на костях других? Кроме того, в неокрепших, юных душах исподволь закладывается, что игровые автоматы – тоже спорт.

 

Это вам не игрушки

По данным министерства по налогам и сборам России, к концу 1998 года в стране насчитывалось чуть более 800 игровых залов (12,5 тысячи устройств), в 2000 г. их число превысило 2100 (32 тысячи автоматов), а к лету 2001 в стране официально было установлено 35 тысяч аппаратов. Ныне в России только игорных заведений более 60 тысяч. Залы с игровыми автоматами составляют из них более 60%.

Наибольшее количество игровых автоматов зарегистрировано в Москве и Санкт-Петербурге: на оба города приходится около 65% всех зарегистрированных в России автоматов. Другие самые играющие «в автоматы» регионы – Ставропольский и Краснодарский края, Ростовская, Московская, Нижегородская, Волгоградская, Свердловская, Ленинградская, Пермская и Новосибирская области, Удмуртия, Татарстан.

В Москве официально установлено свыше 25 тысяч игровых автоматов. В зависимости от продвинутости они стоят от $400 до 8000 и наиболее удачливые приносят за сутки эксплуатации более $3000.

По разным оценкам, в столице порядка 2 млн «автоматных» игроков. Из них «проблемные», т.е. серьезно заболевшие игроманией, составляют около 10%, а потенциальным пациентом клиники является каждый третий игрок.

Во Франции, где игровые автоматы долгое время находились под запретом, выручка казино составляет 6 млрд франков, из нее 85% приходится на «одноруких бандитов».

По федеральному закону США 90% прибыли от игорного бизнеса должно вернуться играющим в виде выигрышей. За этим строго следят как минимум две комиссии: федеральная и от штата. Любой игрок может посмотреть активы компании-владельца, сертификат настройки аппарата и описание работы программ конкретного автомата. В 2000 году игровые автоматы обеспечили казне штата Невада $15 млрд. в виде налогов: десяти процентов доходов игорному бизнесу достаточно, чтобы процветали Лас-Вегас и Атлантик-Сити.

 

Можно ли выиграть у «однорукого бандита».

«Одноруких бандитов» сейчас почти нет, их заменили автоматы с кнопками. Вместо дисков в них встроен монитор, на котором создается иллюзия вращения барабанов. Всю работу выполняет чип, не сложнее установленного в обычных наручных часах. У автоматов самый высокий «к.п.д.» из всех имеющихся в распоряжении игорного бизнеса игр. Игровой автомат обречен на выигрыш, триумф и победу по своему предназначению. Тогда как игрок - в конечном счете на проигрыш, драмы и трагедии.

Тяга к халяве у россиян выше, чем у кого бы то ни было. Психология игрока: если ему не повезет в одном зале, он тут же зайдет в другой. Поэтому большое количество залов на одном пятачке конкуренции друг другу не создает, а только помогает. При этом «спальные районы» по отдаче не уступают центральным.

Все владельцы игровых залов «психологи», и исподволь или прямо анкетируют своих завсегдатаев, чтобы максимально потакать их желаниям, ведут статистику, учет и анализ. В этом суть бизнеса. Случайный посетитель легко превращается в завсегдатая правильным подбором игровых автоматов. Большинство новичков идут к «колесным» игровым автоматам, бывалые и опытные игроки предпочитают «видеопокер». Количество игровых автоматов в зале должно быть достаточным, чтобы ни один из них не собирал очередь.

Низкие минимальные ставки привлекают дополнительных посетителей, но уменьшают размер возможной прибыли. Высокие ставки приносят больше доходов владельцу заведения, но отпугивают небогатых клиентов. Поэтому в одном заведении совмещают игровые автоматы с разными минимальными ставками.

Основная категория подсевших на автоматы – таксисты, милиция, работники торговли, коммерсанты, т.е. те, у кого всегда есть «заначка» - неучтенные, неконтролируемые наличные деньги - и чья деятельность так или иначе связана с риском.

Чем игровой автомат популярнее, тем сумма, остающаяся владельцу, больше. Но популярность автомата прямо зависит от того, сколько денег он отдает в виде выигрыша. Чтобы игровые автоматы приносили наибольшую прибыль, они должны возвращать играющим не менее 85% своего оборота. В Лас-Вегасе некоторые игровые автоматы запрограммированы на 98-99% выигрышей.

У нас большинство владельцев игорных залов стараются запрограммировать автоматы максимум на 20% выигрыша. А в большинстве дешевых, «однодневных» залов случайных в этом бизнесе фирм вероятность выигрыша на некоторых или всех автоматах вообще сводят к нулю. Такие залы чаще всего расположены у дорог, вокзалов и рассчитаны на случайных, «одноразовых» посетителей.

Автоматы зарубежного производства, в отличие от отечественных, рассчитаны на возврат не менее 89% вброшенных в них денег, перепрограммировать их сложнее. Вероятность выпадения одновременно трех символов – 1 к 7999. Со 120 символами на барабане выигрыш выпадает с вероятностью 1 к 1 727 999. Даже когда в автомат никто не играет, генератор случайных чисел работает и выбрасывает выигрышные комбинации.

По российским стандартам средний процент денежного выигрыша должен быть не ниже 75% в пользу играющего. Но ни один игровой автомат в России, в отличие от США, fair play, т.е. «честной игры», не гарантирует, все зависит от хозяина заведения. Возвращаются ли все 75 или только 20%, проверить не могут ни посетители, ни контролирующие органы, так устроены наши правила. В них нигде не написано, что "бандит" вообще обязан что-то "давать". Он «может», но не «обязан». Бузить и требовать экспертизу бесполезно, хотя бы потому, что у нас нет органа, способного оперативно, по жалобе клиента, «снять» показания с автомата или проверить его настройку. Чтобы вычислить «программный обман», нужно вкинуть в автомат большую сумму денег, которой никто из игроков, даже самых рьяных, никогда не обладает.

В течение дня администрация любого зала обязательно не один раз перепрограммирует автоматы в зависимости от того, как складывается день, чтобы быть в выигрыше. Автомат можно отладить и так, что далеко не вся выручка пройдет через его кассу. Никто, кроме владельца зала или его финансиста, не знает истинного соотношения выплат по выигрышам и поступления. Различные организации проверяют игорные залы, чуть ли не ежедневно, но начинку автоматов ревизоры никогда не трогают, для ее проверки нужны специалист-компьютерщик и специальное оборудование. Таким образом, невозможно понять: автомобиль стоимостью 15 тысяч долларов в подарок удачливому игроку – это много или мало? Если считать от прибыли в $20 тысяч, то много, а если от $200 тысяч (что более реально), то копейки.

 

Газета «Известия»

 

Другие ссылки по теме:

на главную

 

На главную страницу
  Автор не несет ответственности за возможные ошибки или неточности.